Закрыть ... [X]

Хорошие поздравления молодому человеку


Даты жизни, место рождения и кончины: 26 октября 1898 года, село Макеевка, Донбасс, Украина - 28 ноября 1991 года, Москва

Образование: в 1933 году окончил Московский институт цветных металлов и золота по специальности «инженер-металлург»

Основные вехи: воевал на фронтах Гражданской войны, служил в армии, в том числе в рядах Первой конной, 1918-1928 годы; директор Днепровского алюминиевого, а затем Уральского алюминиевого заводов, 1940-1945 годы; заместитель наркома цветной металлургии, заместитель начальника Первого главного управления, директор, затем главный инженер комбината № 817, Озерск, Челябинская область, 1945-1953 годы); первый заместитель министра, министр среднего машиностроения СССР, председатель Государственного производственного комитета по среднему машиностроению СССР (1953-1986 годы)

Награды и звания: трижды Герой Социалистического Труда, награжден десятью орденами Ленина, многими другими орденами и медалями, лауреат Ленинской и трех Государственных премий СССР

Увлечения: Ефим Павлович любил охотиться, рыбачить, а потом в кругу близких и знакомых людей рассказывать об этом истории

Ефим Павлович Славский родился 26 октября 1898 года в селе Макеевка (Донбасс, Украина). В 13лет мальчик поступил на Макеевский металлургический завод, в литейный цех. Весной 1918 года вступил в ряды партии большевиков. В 1918-1923 годах Ефим Славский воевал на фронтах Гражданской войны. Служил в рядах Первой конной армии, лично знал легендарных командиров Дыбенко, Буденного, Фрунзе. Закончил воевать осенью 1923 года комиссаром полка Отдельной особой кавалерийской дивизии Первой конной армии.

Прослужив в армии еще пять лет, до 1928 года, он потом начал учиться. Сначала получил среднее образование, а в 1933 году окончил Институт цветных металлов и золота. От рядового инженера до директора - таков путь молодого специалиста Ефима Славского на заводе «Электроцинк» в городе Орджоникидзе, где он начал работать после окончания вуза.

 В 1940 году Е.П. Славский возглавил Днепровский алюминиевый завод в Запорожье. За неделю до начала Великой Отечественной войны Ефим Павлович был утвержден заместителем наркома цветной металлургии, однако вступить в новую должность не успел. Е.П. Славский вернулся в Запорожье, чтобы сдать дела новому директору, но ему пришлось уже под огнем противника организовывать эвакуацию Днепровского завода на Урал. За осуществление этого сложнейшего мероприятия Е.П. Славский был награжден своим первым орденом Ленина.

В конце 1941-го он возглавил строительство, а затем работу Уральского алюминиевого завода (г. Каменск-Уральский), который в годы войны был единственным предприятием, дававшим стране алюминий. Под руководством Е.П. Славского выпуск алюминия на заводе вырос с 20 тыс. тонн до 75 тыс. тонн. За эту работу Е.П. Славский был награжден еще двумя орденами Ленина.

В 1945 году Ефим Павлович вместе с Наркоматом цветной металлургии переехал в Москву и стал заместителем наркома НКЦМ и одновременно начальником Главка алюминиево-магниевой и электродной промышленности.

При выплавке алюминия и магния используются графитовые электроды. Вот это «техническое» обстоятельство и послужило поводом и причиной поворота в судьбе инженера-металлурга Е.П. Славского, прихода его в атомный проект из цветной металлургии. Первой задачей, которую пришлось в рамках советского атомного проекта решать Е.П. Славскому, было получение сверхчистого графита для постройки первого опытного реактора Ф-1 в Лаборатории № 2 (будущий Институт атомной энергии им. И.В. Курчатова).

Для сборки атомного реактора понадобился графит повышенной чистоты, причем в большом количестве. В 1943 году Ефим Павлович как специалист по производству графитовой электродной массы познакомился с Игорем Васильевичем Курчатовым. Как рассказывал сам Ефим Павлович, он тогда и малейшего представления не имел, зачем Курчатову чистейший графит. Начинать пришлось в полном смысле с нуля. Специалисты Московского электродного завода, которым было поручено производство графита, сначала не имели понятия о том, что такое истинная чистота материалов, необходимая для создания реактора. Попытки получить графит нужного качества долгое время заканчивались неудачно.

В апреле 1946 года Ефима Павловича по рекомендации И.В. Курчатова перевели из НКЦМ в Первое Главное управление (ПГУ) заместителем Б.Л. Ванникова. После этого Е.П. Славский из изготовителя графита на одном из московских заводов превратился в приемщика готовой продукции. Совместными усилиями изготовителей и заказчиков удалось разработать технологию очистки графита с использованием летучих соединений хлора. Эта важная проблема, несмотря на все ее сложности, была успешно решена. Полученный графит «электронной» чистоты пошел в дело, и в конце 1946 года первый уран-графитовый реактор Ф-1 заработал в ЛИПАНе. Затем удалось добиться получения необходимой чистоты урана.

Став одним из заместителей начальника ПГУ, будущего Министерства среднего машиностроения, Ефим Павлович был среди первых организаторов и ученых, которые начинали решать «атомную проблему». Именно Е.П. Славскому было поручено строительство 1-го промышленного реактора для получения плутония, а И.В.Курчатов должен был руководить пуском и освоением его эксплуатации.

«Игорь Васильевич, а позже и я, писал Анатолий Петрович Александров, постоянно взаимодействуя со Славским, всегда считали, что именно Славскому наша Родина больше всего обязана созданием ее «атомного щита».

В этот напряженный период Е.П. Славский близко познакомился с И.В. Курчатовым, к которому все последующие годы относился с огромным уважением и любовь сохранил до конца своей жизни.

Сразу же за вводом в действие реактора Ф-1 Ефим Павлович в 1947-1949 годах строил комбинат № 817 (ныне ПО «Маяк» в г. Озерске Челябинской области), на котором был произведен плутоний для первой атомной бомбы.

10 июля 1947 года по инициативе Л.П. Берии был назначен директором создаваемого комбината. Строительство велось в неимоверно трудных условиях, на  «голой», удаленной от крупных городов и транспортных коммуникаций, территории. Е.П. Славский, по словам сослуживцев, в этот сложный период показал себя принципиальным и инициативным организатором производства, талантливым инженером и руководителем с аналитическим складом ума, способным быстро разбираться в сложных ситуациях и оперативно принимать верные решения. Но из-за несвоевременных поставок электрического и другого оборудования сроки строительных работ были сорваны, что послужило формальным поводом для снятия его с поста директора, хотя в этой должности он проработал всего пять месяцев. В декабре 1947 года Е.П. Славский был переведен на должность главного инженера комбината, а директором был назначен Б.Г. Музруков. И в должности директора, и став главным инженером, Е.П. Славский обеспечивал техническое руководство работами по строительству, монтажу и пуску в эксплуатацию первого в стране реактора для наработки плутония в военных целях. При этом он оставался простым, доступным и действительно демократичным в общении с рядовыми работниками атомной отрасли, особенно молодежью. Вспоминают его открытость, отсутствие чванства, грубоватый юмор, свойственный тем, кто не один раз бывал в переделках.

Как он позже вспоминал, работали, забывая про все. Спали по два-три часа в сутки. В этот период Славский трудился рядом с учеными академических институтов, о которых сохранил самые лучшие воспоминания: с А.П. Александровым, А.А. Бочваром, А.П. Виноградовым, В.Г Хлопиным, Н.А. Доллежалем.

После того, как «Маяк» устойчиво заработал, Ефим Павлович переехал в Москву. В 1953 году он стал первым заместителем министра среднего машиностроения, а с 1957 года - министром знаменитого Средмаша.

Выполняя поставленную труднейшую государственную задачу, Ефим Павлович вложил в дело становления новой отрасли много сил и умения, внимательно следил за работами не только на производстве, но и в научных коллективах.

Возглавляя около тридцати лет, с 1957 по 1986 год, Министерство среднего машиностроения СССР, наиболее полно раскрылся его талант крупного организатора и руководителя. Он внес неоценимый вклад не только в становление и развитие отрасли, но обеспечил выполнение важных правительственных заданий по созданию ядерного оружия и использованию атомной энергии в мирных целях. Именно при Ефиме Павловиче Министерство среднего машиностроения закрепило статус «государства в государстве», нарастив производственные и научно-технические мощности.

Многих сослуживцев неизменно впечатлял государственный масштаб его личности. Конечно, Ефим Павлович был представителем власти той эпохи — авторитарной, не останавливающейся перед жесткими и нелегкими для людей решениями, но и к себе он был высоко требовательным, умеющим подчинять все интересам страны, как он их понимал. Удивительно точно охватывал сложную панораму событий и объектов, размещенных в огромном пространстве страны и в их тогдашнем облике, и в перспективе.

Е.П. Славский не употреблял модного ныне слова «системный подход». Но в его рассказах о городах-рудниках, городах-заводах отрасли, в переплетении решений чисто технических и кадровых с высокими социальными требованиями к обеспечению жизни людей, вовлеченных в особую отрасль, было видно воочию существование системы - сложной, гибкой, взаимовлияющей в своих структурах.

В этой «системе Средмаша» под его руководством и при его непосредственном участии в короткие сроки была создана уникальная отрасль самой передовой научно-технической мысли, развивались атомная наука и техника в СССР и странах Восточной Европы и Азии, укреплялся ядерный щит страны, вводились в строй атомные электростанции и установки различного назначения. В кратчайшие сроки была развита сырьевая подотрасль атомной промышленности, построены крупнейшие, основанные на новейших достижениях науки и техники, горнодобывающие и перерабатывающие комбинаты, разрабатывались и внедрялись уникальные технологии по добыче урана, золота, производству минеральных удобрений, применению изотопов в медицине, сельском хозяйстве и других отраслях народного хозяйства, возводились новые современные «атомограды».

Ефим Павлович очень гордился размахом строительных работ, особенно любил он такие города, как Навои, Шевченко и, конечно, Озерск, считал их родными для себя.

Было много сделано в области социальной сферы, построена целая серия современных «закрытых» городов и поселков, санаториев и домов отдыха, а также медицинских учреждений предприятий атомной промышленности.

Во многих воспоминаниях соратников Ефима Павловича часто отмечается, что на посту министра Средмаша в полной мере проявились его талант крупного и мудрого руководителя, самоотверженность и громадная работоспособность. Особо подчеркивается многоцветная палитра образа этого человека, сыгравшего огромную роль в становлении атомной отрасли нашей страны. Принимая активное участие во всех делах и начинаниях, предпринимаемых министерством, Ефим Павлович проявлял себя деятельным, компетентным и энергичным руководителем.

Вообще, если говорить об атомной отрасли и деятельности Минсредмаша СССР, его размахе, можно отметить, например, что кроме производства, науки, сельского хозяйства, министерство осуществляло огромный, до 2 млрд. руб., объем капитального строительства, его товарооборот был более 3 млрд. руб. Из всего объема капитального строительства осваивалось в год около одного миллиарда рублей для других министерств, ведомств и местных советов. Из года в год эти показатели росли. У Е.П. Славского была хорошая традиция. Он как минимум один раз в год облетал и объезжал всю свою «епархию», на месте разбирался с состоянием дел, принимал решения, где надо помогал, где надо подбадривал, а где и серьезно наказывал.

Участники многочисленных, часто напряженных научно-технических советов подчеркивают, что он всегда внимательно прислушивался к мнениям ученых. В то же время ему как человеку командной системы были присущи жесткость и требовательность в решении намеченных задач.

Сейчас, когда идет переоценка многого из того, что было создано ранее, возрастает интерес к событиям и людям, в значительной мере определившим судьбу страны. К таким событиям относится создание атомного оружия в нашей стране и становление атомной отрасли, история и деятельность которой были полностью засекречены, и только недавно стали появляться большие статьи и книги, открывающие завесу секретности. И сегодня, когда очень многих творцов становления атомной промышленности уже нет в живых, очень ценны свидетельства участников тех событий, особенно стоявших близко к людям, кому было поручено руководить этими работами.

После окончания количественной гонки вооружений и начала переговорного процесса по ядерному разоружению перед отраслью ставились новые задачи. Я.П. Рябов, секретарь ЦК КПСС в 1976-1979 годах, курировавший военно-промышленный комплекс страны в то время, характеризовал Е.П. Славского как государственного человека.

Кроме развития основного производства, Ефим Павлович постоянно и продуктивно занимался созданием и развитием необходимой социальной инфраструктуры для трудящихся городов, рабочих поселков и наращиванием эффективной сельскохозяйственной базы в своих подсобных хозяйствах. Характерно то, что урожайность зерновых и овощных культур, продуктивность животноводства в хозяйствах Минсредмаша постоянно были выше, чем в среднем по областям России и Казахстана, хотя подсобные хозяйства находились в северной части областей этих республик.

Соратники и коллеги, участвовавшие вместе с Ефимом Павловичем в различных совещаниях, неоднократно убеждались, каким уважением и авторитетом пользуется Ефим Павлович у руководителей страны. Так, например, вспоминается совещание у секретаря ЦК КПСС В.И. Долгих, где присутствовали несколько министров и зав. оборонным отделом ЦК партии ИД. Сербии. Началось совещание с оглашения повестки дня. Выслушав ее, Ефим Павлович попросил извинения и сказал, что надо обсуждать не эти, а другие вопросы, и изложил свои предложения. Присутствующие были удивлены таким поворотом разговора. Владимир Иванович заявил, что он поддерживает его предложение, и совещание прошло так, как видел его Е. П. Славский.

Часто при встречах Ефима Павловича с генеральными конструкторами ракетной техники С.П. Королевым, В.Н. Челомеем и другими они высказывали просьбы о помощи в решении ряда вопросов в правительстве. Эти выдающиеся ученые обращались к Ефиму Павловичу, так как верили, что он может действительно помочь, понимали, какой огромный авторитет у министра среднего машиностроения СССР. И он их не подводил.

Особое внимание уделял Ефим Павлович созданию и испытаниям ядерных зарядов и ядерного оружия для всех родов войск и видов Вооруженных Сил СССР. Он лично участвовал в испытаниях наиболее важных образцов. С 1965 года, благодаря инициативе и творческой активности Е.П. Славского, начали проводиться мирные ядерные взрывы в народнохозяйственных целях. На первом мирном взрыве 15 января 1965 года для создания искусственного водоема в казахской степи около Семипалатинска министр Е.П. Славский не просто присутствовал - по сути он руководил проведением этого взрыва.

Под непосредственным руководством Ефима Павловича в семидесятых годах Минсредмаш построил все основные шахтные пусковые установки.

Неоценим вклад Е.П. Славского в создание ракетно-ядерного щита нашей Родины. За непосредственное участие в разработке первого образца ядерного оружия в 1949 году Ефим Павлович был удостоен звания Героя Социалистического Труда, а в 1954 году за комплекс работ по обеспечению разработки, изготовлению и испытанию первого термоядерного заряда Е.П. Славскому присваивается вторично звание Героя Социалистического Труда.

В памяти своих соратников Е.П. Славский был и остается человеком высокой пробы, с широкой натурой, он болел всей душой за отрасль.

Особой заботой у Ефима Павловича была наука. Его постоянно тревожили вопросы не всегда высокой эффективности исследований, беспокоили многотемность НИИ, отсутствие системы определения специфики работы НИИ и КБ. Среди ученых и инженеров, рабочих и техников он пользовался глубоким уважением.

Замечательны слова, сказанные им на торжественном собрании в Минсредмаше по случаю 80-летнего юбилея А.П. Александрова: «Нравственная позиция наших ученых да и всех участников атомной эпопеи была величайшей - дай Бог каждому! Мы были преданы родной стране, которую сами строили, ради которой трудились честнейшим образом, отдавая все, что имели: здоровье и даже жизнь, как это ни громко будет сказано. Именно так. Нас не надо было уговаривать. Все мы прекрасно сознавали, что нашему народу, нашей стране нужен ядерный щит, - наша Родина нуждается в защите. А защита Отечества испокон веков считалась высокоморальным долгом каждого гражданина».

Организационный талант, инженерный склад мышления, обращенного в будущее, слитность со своим народом и страной, подкрепляемые смелостью и богатырским здоровьем, позволили Е.П. Славскому вынести безмерные многолетние физические и психологические перегрузки.

После встреч и разговоров с ним становилось понятным, какой это чудесный, душевный и богатый разносторонними знаниями человек, сколько в нем обаяния! В нем чувствовалось желание передать молодому поколению ту мощь, которую он и его коллеги создали за короткое время после военной разрухи, чтобы противостоять античеловеческому варварству, сотворенному США в Хиросиме и Нагасаки в августе 1945 года. «Если бы мы в то время не создали ядерного щита, говорил Ефим Павлович, - неизвестно еще, как бы развивалась жизнь на нашей планете».

В 1962 году Ефим Павлович был в третий раз удостоен звания Героя Социалистического Труда за разработку и испытания самой мощной в мире термоядерной бомбы, которую за рубежом, с подачи Н.С. Хрущева, прозвали «кузькиной матерью». Этим испытанием была продемонстрирована возможность наращивания энергии единичного ядерного боеприпаса до гигантских значений.

Труд Ефима Павловича по достоинству оценен государством: тремя из десяти орденов Ленина он был награжден еще за работу на предприятиях наркомцветмета (1942-1945 годы), остальные ордена он получил за работу в Минсредмаше; он лауреат Ленинской и трех Государственных премий СССР, награжден другими орденами и медалями СССР и ГДР. Вся жизнь Ефима Павловича содержала в себе ту притягательную силу, которая вызывала в коллективе министерства и отрасли чувство необычайной гордости и желание работать еще лучше под его руководством.

В стране началась перестройка, которая обязывала руководителей всех рангов пересмотреть свои подходы к решению стоящих перед ними задач. Е.П. Славский ответственно подошел к этому вопросу. Это проявилось сразу. В партийной организации отрасли состоялся расширенный партийно-хозяйственный актив «О стиле и методах работы аппарата министерства». На нем впервые была высказана основательная критика в адрес работы коллегии, по поводу подбора кадров, деятельности некоторых руководителей. Министр поддержал критический подход, хотя, чувствовалось, ему было неприятно слушать все это. Принял соответствующие меры по устранению недостатков.

Для рассмотрения проблем отрасли в оборонном отделе ЦК КПСС состоялась встреча с недавно назначенным секретарем ЦК Л.Н. Зайковым, на встрече, кроме Е.П. Славского, присутствовали А.Г. Мешков, С.П. Столяров, В.П. Насонов. Деятельность отрасли обсуждали целый день. После совещания меня, молодого секретаря парткома министерства, задержал в кабинете Лев Николаевич и попросил подумать о будущей кандидатуре министра. Ситуация для всех, в том числе для самого Славского, была понятной: возраст! Но у него было сильное желание доработать до своего 90-летнего юбилея, говорил, что здоровье позволяет, память отличная, правда, слух стал подводить.

В апреле 1986 года на Чернобыльской АЭС произошла страшная трагедия, последствия которой мир переживает до сих пор. В те годы практически все атомные станции находились в ведении Министерства энергетики и электрификации СССР. Но все знали, что разработчиком проектов атомных станций было Министерство среднего машиностроения. Поэтому основная доля ответственности за случившееся легла на разработчиков реактора и его систем управления и защиты, а также и на руководство министерства.

Чернобыльская авария, в ликвидации которой Министерству среднего машиностроения принадлежала ведущая роль, положила конец почти тридцатилетней карьере Славского-министра. Были у него конкретные предложения по работе отрасли, которые он хотел высказать Генеральному секретарю ЦК КПСС М.С. Горбачеву, однако встреча не состоялась. Он так на нее надеялся! Вообще у Ефима Павловича Славского отношения с лидером «перестройки» были давними и достаточно сложными. Они восходят к конфликту между первым секретарем Ставропольского крайкома КПСС М.С. Горбачевым и Е.П. Славским при решении вопроса о необходимости строительства завода минеральных удобрений в этом регионе. Разногласия, к сожалению, наложили отпечаток на их дальнейшие взаимоотношения.

В ноябре 1986 года, вскоре после разговора с Н.И. Рыжковым, Ефим Павлович в возрасте 88 лет написал заявление и ушел на пенсию. Прощание с ним работников аппарата министерства в зале коллегии трудно описать. Боль расставания с отраслью и коллегами у Ефима Павловича сохранилась до конца жизни. Приехали из ЦК представлять Л.Д. Рябева в ранге нового министра. Все было организовано в срочном порядке, даже слова благодарности Ефиму Павловичу за почти тридцатилетнюю работу министром были скомканы. Многих поразила некая внешняя бесстрастность Славского при констатации необходимости ухода его с поста министра, с одной стороны, и с другой, что практически вся его прощальная речь была, по существу, ярким воспоминанием об Игоре Васильевиче Курчатове. Как вдохновенно говорил он об этом великом человеке! Трогательным и печальным было прощание. Казалось, что мы прощаемся не просто со Славским, а с целой эпохой в государстве «Минсредмаш», и, как стало ясно позднее, так оно и было.

В разговорах при встречах он так комментировал свою отставку: «Мне ведь не два века жить и не две службы служить, уже хватит. Я отжил свое, что еще мне надо! Я чему радуюсь? Радуюсь тому миру, который сейчас гарантирован, вот туда я вложил столько своих сил, не щадя себя. Работу я всегда любил, творческих людей любил и, черт его знает, может, я самообольщался, может, мне казалось, у меня всегда были хорошие взаимоотношения со всеми людьми. Я полностью удовлетворен своей жизнью и рад, что мне довелось дожить до такого возраста, и сколько я проживу, черт его знает. Почем я знаю».

Ефим Павлович был высокопартийным человеком, через все годы с честью пронес звание коммуниста. Никогда не стыдился этого и гордился, что оправдал доверие партии. Он был принципиальным и требовательным руководителем, смелым в суждениях и отстаивал свои убеждения, невзирая на самые высокие ранги и ведомства, вплоть до Политбюро ЦК КПСС. Вот один из примеров. В 1989 году М. Горбачев, видимо, «посоветовавшись» с кем-то, решил одним махом вывести из состава ЦК КПСС более ста старейших членов Центрального Комитета. Но чтобы был формальный повод для этого, в ЦК КПСС собрали какую-то группу членов пленума, переговорили с ними, и они подписали заявление о добровольном сложении своих обязанностей в высшем органе партии, а к остальным работники аппарата ходили по домам и собирали подписи. Все расписались. Приехали к Ефиму Павловичу, подсунули этот длинный список, он посмотрел на него, вернул пришельцу и сказал: «Меня съезд избирал, он и освобождать будет». На этом и закончился диалог. Так Е.П. Славский остался членом ЦК КПСС.

Будучи пенсионером, он часто встречался с коллегами, товарищами, принимая их дома или в Опалихе. Ефим Павлович не воспользовался правом иметь государственную дачу. Он предпочел подмосковный дом отдыха.

У Ефима Павловича была крепкая дружная семья. Большую роль играла обаятельная, умная и мудрая Евгения Андреевна. К сожалению, она умерла в 1982 году. Ефим Павлович был прекрасный муж и отец. Удивительно было видеть этого, в общем, строгого, сдержанного человека, когда он разговаривал с внучкой - голос звучал ласково, а глаза лучились любовью.

При встречах с коллегами обсуждались ситуации в стране, в отрасли. Часто вспоминал Ефим Павлович о своих делах, которые были связаны с подарками, документами и фотографиями его семейного архива, занимавшего отдельную комнату, читал любимое стихотворение «Прощание с саблей».

Всю жизнь проработал Славский в коллективе, и ему не хватало общения. И когда приезжали, звонили соратники, он преображался, радовался и много говорил. Приятные были эти встречи.

В апреле 1988 года, в год 90-летия Ефима Павловича, руководство министерства направило делегацию для участия в открытии бронзового бюста трижды Героя Социалистического Труда Ефима Павловича Славского на его родине.

По приезде на Украину, до открытия бюста, делегация вместе с Ефимом Павловичем посетила его родные места, встретилась с родственниками, сельчанами. Но встреча была недолгой. Визит короткий, программа насыщенная. И вот приближается время начала митинга. В гостинице он был взволнован тем, что не представляет, что делать: «Я еще живой, а при мне будут памятник открывать. Не знаю, как себя вести». Сценария открытия он тоже не знал. Посоветовали кратко рассказать землякам о себе, так как о нем толком ничего не слыхали ни в Макеевке, ни в Донецке.

Торжественный митинг вызвал огромный интерес и радость у людей. Это было яркое свидетельство признательности макеевцев человеку, чьи заслуги так высоко отмечены Родиной. Разрезали алую ленту, сняли закрывающее полотнище и открылся в лучах ласкового весеннего солнца бронзовый бюст, обращенный на восток - в сторону родного села, на родной город. А живой Ефим Павлович стоял в окружении своих земляков и под звуки духового оркестра, исполнявшего гимны СССР и Украинской ССР, смахивал крупные слезы. Растроганный всеобщим вниманием, Ефим Павлович блестяще выступил и в конце речи сказал: «Дорогие мои земляки! Огромное вам спасибо за теплый прием и оказанное внимание. Мне скоро исполнится девяносто лет, но я еще здоров, полон сил, энергии и постараюсь немало сделать для нашей любимой Родины. Желаю и вам, мои дорогие, здоровья, успехов в труде, счастья...»

Утром 21 апреля, когда в Донецком аэропорту он вошел в самолет, пассажиры встретили его овацией. Город и люди уже знали, кем является их земляк.

Начались будни, встречи с Ефимом Павловичем продолжались. Он очень переживал за события, происходившие в отрасли и стране. Принимая своих друзей и коллег дома, в комнате, где стоял стол, диван, два кресла, стул, на столе располагались фотографии Курчатова, Александрова, жены с дочками и внучками, Ефим Павлович говорил убежденно о проблемах. Например, в беседах подчеркивал, что сейчас мы живем в трудное, но боевое время. Он верил, что «мы еще сильно поднимемся». «Машиностроители демонстрируют очень хорошие качества оборудования. Прокатные станы - совершенно новые! Прямо душа радуется. Думаю: «Братцы мои! Давайте, давайте, подтягивайтесь!» Это то, что, как говорится, и нужно! Переболеем, и будет могучая страна!», - говорил бывший министр и продолжал: «Сегодня у нас что, кто без крова есть, что ли? Все хотят жить лучше. Это хорошо! Человеческая вечная мечта. Но чтобы осуществить ее, работать ведь надо не покладая рук. Я ведь лично до последнего времени, чтобы все знать и видеть, сам в шахты лазил по скобам, во все щели заглядывал, во все дыры. А иначе - какой же я министр?» Вниманием друзей по работе Ефим Павлович дорожил. У него остались в качестве ценностей к моменту ухода из жизни только ордена и сувениры (чаще шутливые), памятные по работе отдельных комбинатов. Именное оружие - саблю, фотографии, поздравления он показывал мне в своем «домашнем музее» с соответствующими теплыми комментариями.

«Министр-долгожитель» скончался 28 ноября 1991 года в возрасте почти 93 лет. Так получилось, что мне поручили готовить текст некролога в центральную прессу от имени руководства страны. Некролог был подписан М.С. Горбачевым, Б.Н. Ельциным и был напечатан без правок, изъяли только фразу: «избирался членом ЦК КПСС, делегатом партийных съездов». На памятном вечере выступавшие ни слова не говорили, что он был высокопартийным человеком, коммунистом, боялись упомянуть принадлежность к КПСС. А я знал, что Ефим Павлович всю жизнь гордился и дорожил этим званием, и было бы несправедливо не сказать об этом.

История не должна перекраиваться под чьи-то личности, под определенные моменты жизни. Историю делают люди, их дела, поступки... Я очень рад, что у меня была возможность работать с Ефимом Павловичем Славским. Считаю для себя огромным подарком судьбы возможность прикоснуться к этой удивительной личности и горжусь тем, что он подарил мне редкую фотографию с дарственной надписью как своему «дорогому соратнику».

После своей отставки Ефим Павлович прожил пять лет, умер за месяц до распада Советского Союза. Хоронили его как солдата, со всеми воинскими почестями, на Новодевичьем кладбище. Попрощаться со Славским не пришел никто из тогдашнего руководства страны. Не будем гадать, почему. Зато пришли сотни и сотни коллег, соратников и друзей, для которых он был человеком самого высокого ранга. В сердцах тружеников отрасли и народа сохранился образ Ефима Павловича Славского, величайшего организатора атомной промышленности, гражданина, патриота, который честно и самоотверженно служил Отечеству всю свою долгую и насыщенную жизнь.

В.П. Насонов

Об авторе очерка:

Виталий Петрович Насонов - бывший секретарь парткома Минсредмаша СССР, ветеран отрасли


Источник: http://www.minister.su/article/1226.html


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Подарок мужчине на день рождения (что подарить) Оригинальные открытки учителям руками


Хорошие поздравления молодому человеку Лучшие книги в подарок для мужчины (список)
Хорошие поздравления молодому человеку Что подарить парню на день рождения?
Хорошие поздравления молодому человеку Анне Поздравления
Хорошие поздравления молодому человеку В память о маме Cтихи умершим
Хорошие поздравления молодому человеку И. В. Каргель. Толкование на Книгу Откровение
Хорошие поздравления молодому человеку Картинки с днем рождения
Хорошие поздравления молодому человеку Лакировка изделий из пластики. Разновидности лаков. Способы
Хорошие поздравления молодому человеку Модельный конкурс New One Model Management Look At Me
Мужчине с днем рождения - Поздравления с Днем Рождения Открытки с днем Медсестры День Медсестры открытки Поздравление учительнице химии с днем рождения Поздравления и голосовые открытки учителю химии Поздравления с днем Смайлика


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ